Не стало певицы, которая олицетворяла собой целую эпоху. В Петербурге скончалась Людмила Сенчина. Месяц назад ей исполнилось 67. Она боролась с тяжелой болезнью. Об этом мало кто знал. Зрители и коллеги надеялись, что в ближайшие дни она еще выйдет на сцену "Октябрьского" в концерте, посвященном годовщине снятия блокады Ленинграда. Глубокие соболезнования близким народной артистки России выразил Владимир Путин. Президент назвал ее смерть невосполнимой утратой для отечественной культуры.
 
Людмила Сенчина еще из того поколения артистов, которым не нужны были продюсеры, которым хватало таланта и везения. Спела однажды Золушку и проснулась известной и любимой.
 
"Вот она спела эту песню на каком-то "Голубом огоньке" и сразу, буквально сразу стала королевой, — подтверждает композитор Александр Журбин. — То есть из Золушки она превратилась даже не в принцессу, а в королеву!".
 
А ведь ее пришлось уговаривать исполнить эту песню. "Она говорит — "Не буду: она очень хорошая, но детская", — вспоминает народный артист России, поэт Илья Резник. — Но он ее заставил. Людочка песню очень полюбила, и 48 лет подряд пела эту песню и в своих концертах, и в моих сольных, и в благотворительных. Я очень благодарен ей за это".
 
А начался ее волшебный бал летом 65-го. Девушка с хрустальным голосом из украинского села приехала в Ленинград. И опоздала на вступительные экзамены в театральный. Ночлег на вокзале, скитания по большому городу, слезы на ступеньках музыкального училища. Они растопили сердца педагогов из приемной комиссии.
 
После выпускного — служба в Театре музыкальной комедии, 13 спектаклей в репертуаре. "Хоть она числилась опереточной актрисой, голос у нее был не оперетт, — отмечает народный артист России, пианист Левон Оганезов. — Она могла таким голосом петь все, что угодно, и классику, и не классику. Вот такая манера. Ее очень любила публика поэтому. Она своим светлым голосочком вызывала положительные эмоции".
 
Сенчина обладала редким для современной эстрады вокальным интеллектом — в ее исполнении ничего манерного, голос чистый, родниковый. Сенчиной восхищался Мишель Легран. Он приезжал в Ленинград, они записывали песни и гуляли по городу. Она была настоящим воплощением русской женщины — задушевная, простая — и на сцене, и вне ее. Варила потрясающий борщ, сажала цветы на даче.
 
"Когда она строила дачу, очень переживала, — вспоминает заслуженная артистка РСФСР Елена Драпеко. — И однажды на концерт примчалась вся красная, потная, растерянная. Потому что у нее прорвало трубы. И она от ужаса происходящего забыла туфли, забыла всю бижутерию. Взяла только концертное платье. Примчалась на концерт, а выходить не в чем. И пела она в моих туфлях, которые были ей на полтора размера велики".
 
Успевала все — гастролировать, вести программу на Центральном телевидении, сниматься в кино. К примеру, в образе артистки кабаре в фильме "Вооружен и очень опасен".
 
"Люся в актерском плане, в плане звучания голоса, тембристости была, конечно, номер один, безусловно", — убежден народный артист РСФСР Лев Лещенко.
 
Лев Лещенко приехал в Петербург, чтобы вместе с Людмилой Сенчиной выступить на торжествах, посвященных годовщине снятия блокады. Коллеги не были в курсе ее болезни, знали только самые близкие. Артистка ушла, оставив после себя огромное музыкальное наследие. Ее будут переслушивать и перепевать.